+7 (904) 776 38 38
КотельникоВО — центр притяжения

Главное — верить в свои силы

Готовя материал о Выпасновском сельском поселении, мы узнали, что в нем проживает труженица тыла Е.В. Лещенко. Специалисты администрации и педагоги местной школы отзывались о Елене Васильевне настолько тепло, что мы не могли не познакомиться с ней. Ведь разговор с представителем старшего поколения позволяет лучше понять ушедшую эпоху и словно самому на мгновение прикоснуться к прошлому.

Главное - верить в свои силы

В гости к сельской труженице мы пришли без предупреждения, поначалу чувствовали себя неловко: еще бы, свалились словно снег на голову. Но Елена Васильевна, улыбнувшись, предложила чаю и заметила, что всегда рада общению.

— И что же вам рассказать? Вы спрашивайте, спрашивайте. Человек я простой, никаких секретов не имею, — скромно сказала героиня нашего повествования. — Можно сказать, что я местная. Родилась в 1924 году в хуторе Терновом. Но уже в 30-ых моя семья перебралась в Выпасной. Так что тут провела большую часть своей жизни. Уезжать никуда не хочу, хотя дочка, проживающая в Донецке, несколько раз предлагала перебраться к ней. А что мне отъезд даст? Разве только свои ближе будут. Прописки там не дадут, так как политическое положение непонятное, периодически нужно ездить обратно в Россию… Столько хлопот! А здесь хорошо. Все знакомое, все помогают, никто не обижает. Люди у нас знаете какие? Выберусь в магазин, обязательно кто-нибудь да предложит сумку донести. Не приходится самой справляться.

Беседа шла неспешно. Слушать Елену Васильевну — одно удовольствие. Она замечательная рассказчица: то и дело словно вплетала в разговор какое-нибудь интересное словечко, деталь или историю. Хотя темы не всегда были простыми. Например, о ее военном детстве и потере отца слушали с коллегой со слезами на глазах. Услышав, как мы хлюпаем носами, Елена Васильевна, сама украдкой смахнув слезинку, с притворной строгостью в голосе спросила:

— Вы что, плачете? Ну, вот, что еще за новости! Тогда не буду ничего рассказывать.

Взяв с нас обещание больше не разводить сырость, она продолжила:

— Мне было уже 17 лет, брату на три года меньше, стали работать. То на кошаре, то разнорабочими при полевом стане. Однажды меня отправили помощником повара на кухню. Ох, как я крепко обиделась! Хотела, знаете, в поле, в бригаду: видела, как девчата чем-то мазали себе лица, потом смывали пыль и грязь, и были беленькими-беленькими. Не то, что мы, копченые. Эх, молодость, молодость.

Когда немцы приближались к Котельниково, дед перевез нас с братом и мамой к себе, в хутор Каменку, что в Октябрьском районе. Дом свой оставляли с тяжелым сердцем: забили окна, двери, надеялись скоро вернуться.

Вместе с другими девушками и женщинами меня отправили рыть окопы возле станции Абганерово. Ох, как тяжко было. Работали вручную, хорошо, иногда присылали трактор, чтобы копать глубокие траншеи. А мы выбирали оттуда землю. Линия фронта приближалась, становилось страшно: уже над нами иногда пролетали немецкие самолеты… Мы бросали лопаты и причитали, что фашисты заняли наши родные хутора. А бригадир только подбадривал: нет, нет, далеко еще немец. Как же! Знаете, какие издевательские листовки они разбрасывали?! «Девочки, дамочки! Не ройте ваши ямочки. Придут наши таночки, зароют ваши ямочки!». И ведь пришли, проклятые…

Довелось нам пожить и под оккупацией. Было нелегко. Мама тяжело болела, мы с братом очень за нее переживали. Единственное светлое воспоминание о военном периоде — неожиданный приезд отца в 1943 году. Войска перебрасывали от Сталинграда на юг, ему дали один день увольнения. Он пешком шел из Громославки в Каменку, появился на пороге уже ночью. Помню, когда услышала его голос, словно оцепенела от неожиданности. Я спала под столом — других мест не было — и долго не могла из-под него выбраться. Да и брат замер в своей постели… Больше папу мы не видели. Он погиб на Украине.

Мирная жизнь постепенно налаживалась, но напоминания о былых сражениях еще не исчезли. Весной 43-го нас с девчатами направили хоронить погибших солдат. Рыли братские могилы, переносили мерзлые тела. Это не столько страшно, сколько обидно, что ребят, наших освободителей, погребали по-простому — не было тогда материалов на гробы…

Когда война завершилась, вернулись в свой совхоз. Председатель отобрал несколько человек учиться на курсах шоферов. Туда попала и я. Ох, что это было за учение! Теорию знала на зубок, а практика… Так и стояло в табеле: три минуты. Потому что у нас была одна полуторка на 150 человек. Все знала — как завести мотор, куда залить воду, как ухаживать за машиной. А за руль сесть боялась. Председателю было стыдно показаться на глаза — вернулась, шофер! Но ничего. Пристроили меня помощником водителя. Начальница моя, Мария, все норовила усадить за баранку, дать порулить.

Сейчас что расскажу, смеяться будете. Стала я виновницей аварии. Да какой! Ехала по дороге в райцентр, навстречу повозка с запряженной коровой. На возке бабушка с внуком. Так и не поняли, кто на кого наехал, но факт: оглобля вдребезги, люди рыдают, а корова… Что ей, рогатой, сделается, распряглась и в степь пастись убежала. Хорошо, никто не пострадал. Так и закончилась моя недолгая шоферская работа. Упросила перевестись в киоск продавцом. Но надолго там не осталась. Товаров привозили мало, односельчане обижались, словно в том я виновата. Тогда назначили меня диспетчером в автопарке совхоза. Здесь проработала до самой пенсии, больше двадцати лет. Уходить не хотелось, но мамочка моя уже слаба была, требовала большей заботы.

На вопрос, как она познакомилась с будущим мужем, Елена Васильевна отвечает с хитрой улыбкой:

 — Прислали в совхоз четырех парней, один мне и достался. С Григорием Васильевичем прожили мы много лет. Человеком он был хорошим, работящим. Ветеран Великой Отечественной войны, больше десяти лет в армии и на фронте провел. Никогда и слова плохого мне не сказал, ничем не обидел. Родили двух деток. Мальчика нашего не стало давно, умер совсем молоденьким. В тот год в поселке была какая-то эпидемия, столько деток заболело. Дочка выздоровела… А сынок стал одним из 16 ребятишек, которые не оправились.

В этом-то и кроется главный минус долголетия. Скольких дорогих сердцу людей довелось пережить. Старшая сестра, родители, сынок, братик, муж… Порой накатывает отчаяние, что осталась совсем одна. Но гоню его прочь, не в моем это характере. Дочка и внуки часто приезжают, да и односельчане не оставляют без внимания. Есть у меня соцработница, большая помощница. Несмотря на годы, сама еще многое могу. Главное — верить в свои силы и смотреть на все с оптимизмом.

Анастасия Ломаева

Фото Елены Туранской

 

Источник

Понравилась статья? Обязательно поделись с друзьями :)


Пожалуйста, оцените статью