+7 (904) 776 38 38
КотельникоВО — центр притяжения

Как будет выглядеть пойма Царицы в центре Волгограда

Как будет выглядеть пойма Царицы в центре Волгограда

 

 

То, что уже сделано в пойме Царицы, горожан воодушевило, и теперь жители хотят продолжения благоустройства. Каким оно будет, мы узнали у архитектора Дмитрия Селивохина. 

 

 

 

Город мечты

 

Дмитрий Владимирович, вы ведь не волгоградец, а приглашенный специалист. Вы работали над благоустройством столичных парков. Можете вспомнить, какими были ваши первые впечатления от нашего города и как они менялись со временем?

 

– Впечатления были очень позитивные. Я помню, как оказался на Центральной набережной – продуманное городское пространство с шикарной нижней подсветкой. Все сделано достойно. Однако на самом деле, еще до того как началась работа в центре «ВЯЗ», я много раз бывал в Волгограде, и изменения, конечно, очевидны. Прежде всего я это почувствовал на дорогах…В целом Волгоград – очень интересный с профессиональной точки зрения город. Здесь сошлись совершенно разные архитектурные энергии. Сначала царицынская, потом сталинградская история.

 

Причем есть не только героический Сталинград, но и Сталинград – город мечты, над которым работали лучшие архитекторы страны. То место, куда мечтали переехать люди после завершения успешной трудовой карьеры.

 

Он так и планировался в послевоенные годы – утопичный город, в котором все сделано как надо. Вот этот сталинский ампир в центральной части, широкие проспекты – все это характеризует город, одержавший победу над реальностью.Дальше уже начинается история Волгограда. Сначала переходный период, а потом появляются объекты современной архитектуры. Например, стадион «Волгоград Арена». Это дает приток новой энергии.

Традиционно акцент делается на героической истории города – здесь вопросов нет, это правильно. Но есть и другие сценарии, которые можно разыгрывать. Грустно, когда разыгрывать нечего, а здесь много разных вариантов, и это замечательно.

 

Как вообще начинается знакомство архитектора с городом?

 

– Я постоянно путешествую, много езжу с целью изучения городской среды. Знакомство с городом начинается еще на этапе сборов и в самолете. Я отмечаю на карте какие-то контрольные точки – что нужно посмотреть, на что обратить внимание. Как правило, это список из 50-60 пунктов, с уклоном в архитектуру.

 

Мне очень нравится, когда спустя два дня пребывания в городе ты начинаешь ощущать себя местным. Ну а когда много ездишь и многое видел, то начинаешь угадывать, а что будет, условно говоря, за поворотом, когда еще не видел места. Вот тут идет главная улица, тут примыкание, а вот тут должен стоять собор… И он действительно стоит – классно! Появляется чувство городской среды, и отпускные поездки перестают быть отпуском, потому что начинаешь этот анализ. И освободиться от этого не получается, поскольку это часть твоего профессионального «я», профессиональное искажение.

 

Если говорить об изучении конкретной реальной проектной ситуации, то в первую очередь это изучение истории, поиск каких-то планировочных зацепок. Что было на этом месте в XVII веке, что в XVIII, почему и как изменилось.

 

Второй пласт – технологический: какая почва, коммуникации, растительность – чтобы понять, что тут вообще можно делать. И третий пласт – это общение с жителями. В Волгограде мы делаем на этом особый акцент, чтобы собрать как можно больше мнений людей – что они хотят видеть на благоустраиваемой территории.

 

Царица должна оставаться взаперти

 

С технологической точки зрения насколько сложен для освоения участок в пойме Царицы?

 

– Участок очень сложный, и главная проблема – это перепад высот до 20 метров. По сути, это большая чаша, которая разрывает центр города, и ее нужно как-то пересекать. Вообще городские транзиты планируются таким образом, чтобы обеспечить максимальную скорость потока. То есть когда делается надземный переход, людям приходится подниматься по ступенькам, потом спускаться, теряя время. Это уже негативный фактор. Это основы урбанизма. А здесь перепад почти в 20 метров! Это первая очень важная проблема.

 

Примечание редакции

 

Отчасти решить ее поможет пешеходный мост, который соединит Центральный и Ворошиловский районы. Согласно предложенному проекту экотропа будет вписана в существующий природный ландшафт рекреации и пройдет через территорию поймы, огибая деревья и кустарники. Таким образом, у волгоградцев появится возможность прогуливаться как бы «над парком», наслаждаясь тенью и прохладой.

 

Вторая проблема – непростая гидрология местности, – продолжает Дмитрий Селивохин. – Вы знаете, что в пойме и сегодня протекает Царица – небольшая река заключена в коллектор. Есть популистская идея – а давайте выведем реку на поверхность. Но гидрологи говорят – лучше не пытаться, потому что территорию будет периодически затапливать и в конечном итоге все это превратится в озеро. Из-за высокой влажности почвы подвижные, и поэтому, например, здесь нужно делать особенные фундаментные конструкции с распределенной нагрузкой. Условно говоря – как на болоте.

 

Я уверен, что при проектировании мы столкнемся с трудностями при подводе коммуникаций. Это будет спортивная задача. Это третий момент.

 

Но все это касается ремесла, самое же сложное – идеологическая составляющая. Пойма Царицы – это то место, откуда начался город, именно здесь располагалась крепость. Мы должны отразить это в проекте, но так, чтобы не скатиться в китч…

 

Как будет выглядеть пойма Царицы в центре Волгограда

 

Путешествие в прошлое

 

Расскажите, как посетителям парковой зоны будут напоминать об истории города и что еще будет здесь согласно существующему на данный момент проекту?

 

– Мы создаем пространственную структуру, хребтом которой станет историческая тропа. Вдоль нее будут расположены различные объекты, композиции с использованием современных музейных технологий. Например, стенды, как будто парящие в воздухе, сделанные из прозрачного акрила с подсветкой. Это выглядит очень круто.

 

Примечание редакции

 

Один из самых интересных проектов будет располагаться напротив цирка. По замыслу авторов здесь появится макет старой крепости Царицына в уменьшенном масштабе. Он будет выполнен из топиариев (фигурно обрезанных кустов) и парковых скульптур.

 

На всем протяжении исторической тропы будут установлены наружные макеты, которые наглядным образом покажут, как менялся городской мастер-план от Царицына до современного Волгограда. А неподалеку от нее в центре поймы разместится интерактивный музей истории Царицына.

 

Благодаря технологиям дополненной реальности жители города смогут увидеть, как менялся план города. Глядя на специальный стенд через очки с разным цветом стекол, можно увидеть план Царицына, потом план Сталинграда и современного города, а под определенным углом можно увидеть сразу все три плана. Это очень эффектная штука – ты начинаешь понимать, что и как трансформировалось, соотносить исторические пласты.

 

Также на исторической тропе может появиться дом Миллера. Энтузиасты очень хотят восстановить его, и мы запланировали такую возможность. Лично меня смущает реконструкция старины с помощью новоделов, но если рассматривать это как музейный экспонат и провести реконструкцию по науке, то в принципе может получиться неплохо.

 

Примечание редакции

 

Владимир Миллер – знаменитый царицынский купец, владелец горчичного завода, меценат, основатель летнего театра «Конкордия», который располагался в пойме. Здесь же, примерно за ТЦ «Пирамида» стоял шикарный особняк, даже замок успешного предпринимателя и ценителя искусств. Удивительным образом строение практически не пострадало в годы войны, но его снесли в 70-е при строительстве гостиницы, которую в конечном счете перепрофилировали в жилой дом.

 

Дмитрий Владимирович, несмотря на сложную гидрологическую обстановку в пойме воды там добавится…

 

– Да, проектом предусмотрены искусственные водоемы, которые, словно пиксели, разбавляют пространство и постепенно сходятся в небольшое озеро у аквапарка. Здесь запланирован даже небольшой дайвинг-центр – по сути, это небольшой бассейн, размером с хоккейную коробку, в котором будет размещена подводная экспозиция – флора и фауна реки Царицы. Кроме познавательной функции, это хороший туристический аттракцион.

 

Сам аквапарк интересен еще тем, что станет дополнительным связующим звеном территорий. Он представляет собой платформы, отдельные модули, врезанные в склон, – наподобие ступеней, спускающихся в пойму.

 

Аквапарк – это объект, о котором волгоградцы очень давно мечтают. Вот вы сейчас прикидываете, каким он должен быть, но когда придет инвестор, он скажет, а я хочу вот так и вот так. Насколько вообще реалистичен этот план с аквапарком?

 

– История с аквапарком очень реалистична, переговоры с инвесторами прямо сейчас ведутся. Но уверяю вас, что парк будет интересен и сам по себе.

 

Хочу–не хочу и целесообразность

 

Вы отметили, что в Волгограде стараетесь по максимуму общаться с жителями. Насколько активны горожане?

 

– У нас нет задачи реализовать какую-то продиктованную сверху генеральную линию. Мы работаем над городской средой с целью сделать ее максимально хорошей и комфортной. В этом плане мы абсолютно свободны. К сожалению, режим ограничений в связи с распространением коронавируса пока не позволяет нам обсудить концепцию благоустройства поймы в тех масштабах, как этого хотелось бы. Но это вопрос времени.

 

Тем не менее сбор мнений непрерывно идет в социальных сетях. Мы очень активно работаем со всеми замечаниями, и, думаю, ни один комментатор не может пожаловаться, что мы оставили его обращение без внимания. Более того, как только появляется какая-то критика, мы сразу зовем оппонентов к себе и общаемся напрямую. Мы двумя руками за конструктивный диалог. Ведь какие-то специфические вещи можно знать, только прожив жизнь на проектируемой территории.

 

В данном случае центр урбанистики выступает оператором, задача которого – подготовить оптимальные предложения с учетом всех мнений. Понятно, что все хотят аквапарк в пойме Царицы. Но какой? Наша задача – показать возможные варианты, максимально аккуратно объяснить, что можно воплотить, а что нет и почему. На основе всего этого мы собираем некую историю. Формальные решения исключены – это наша принципиальная позиция.

 

А что чаще критикуют волгоградцы? Что вызывает нарекания по той же царицынской пойме?

 

– Основной пласт обращений связан с озеленением. Люди говорят: а, благоустройство, значит, сейчас всю зелень вырубите. Мы объясняем, что это не так. Вторая группа обращений – это прямо противоположные мнения на тему личного императива: что хочу здесь видеть именно я. Один говорит – постройте здесь часовню, другой говорит – уберите. В таких случаях решения принимаются на основе массовости мнений, с одной стороны, с другой – с учетом целесообразности. Конструктивная критика тоже бывает. Хотя люди сведущие обычно выступают не в режиме критики, а очень аккуратно, понимая, что те или иные решения приняты тоже не просто так. Они говорят: вот это здорово, но… Таких людей мы стараемся включить в рабочую группу, они для нас искрящиеся бриллианты.

 

Переживания людей по поводу растительности совершенно понятны. Насколько зеленой все-таки будет вторая очередь поймы?

 

– Скажу так: деревьев после благоустройства будет больше, чем в настоящее время. Мы прекрасно понимаем, что летом невозможно существовать без тени. Все просят – давайте высадим побольше зелени. Мы и сами этого очень хотим. Мы уже связались с дендрологами и специалистами питомников, которые определили оптимальный видовой состав. Проект не предполагает вырубки. Там, где деревья погибли, будет проведена высадка аналогичных, сомасштабных культур.

 

Примечание редакции

 

Согласно концепции по подбору растений вся территория поймы будет разделена на определенные биотопы – своеобразные экологические зоны (камышовая зона, зона плодовых садов, зона рощ, зона парковых аллей), которые расскажут о флоре и фауне Царицына и всего Волгоградского региона.

 

Все совпало

 

Создание большого паркового пространства – большие расходы, в том числе на содержание территории в будущем. Возможно, вопрос не совсем по профилю, но есть какие-то расчеты по окупаемости, если  вообще применим такой критерий оценки?

 

– Прежде всего нужно сказать, что когда регион начинает реализацию масштабных проектов, показывает серьезную динамику, на него обращают внимание инвесторы уже совершенно другого уровня, обращает внимание власть. То есть отдача обязательно будет.

 

Сейчас такое время – если мы показываем потенциал, если мы реально работаем, оправдываем доверие, то инвестиции находятся гораздо легче.

 

С одной стороны, проекты создания общественного городского пространства не подразумевают коммерческой эффективности. Это общедоступная территория, бесплатная для всех. Это подразумевает в том числе, что проектные решения должны быть адекватны. То есть мы не можем использовать каррарский мрамор, у нас должны быть бюджетные, эффектные, долгоживущие решения и материалы. С другой стороны, в парке есть и коммерческая зона – тот же аквапарк, сеть общепита, которая предполагает что-то зарабатывать. Поэтому в таких проектах мы ведем расчет точки окупаемости. Для поймы Царицы получилось шесть-семь лет при ударном труде. Для проектов такого объема это очень круто, с учетом того, что территория уже не один десяток лет пустует, – особенно.

 

Кстати, почему территория, расположенная географически столь удачно, пустовала? Ведь проекты существовали. Недоставало воли, денег?

 

– Большая часть проектов, которые я видел, очень масштабные. Например, сделать озеро на всю чашу. Надо сказать, что масштабные проекты присущи тому времени. Сейчас другие требования: проекты должны быть финансово эффективными: или недорогие, или окупаемые. То есть нельзя бросить все дела в стране и заняться вот этим. Поэтому мне показалось, что часть проектов, разработанных несколько десятилетий назад, были заведомо утопичными. Они преследовали архитектурные цели, а на остальное авторы внимания не обращали.С другой стороны, были удачные проектные решения, и мы на них опирались.Почему они не были реализованы? Я думаю, что все-таки имели место финансовые просчеты. К тому же это было время, когда поиск инвесторов был почти невозможен. Сейчас все совпало наилучшим образом.

 

А какие идеи из ранних проектов вы использовали?

 

– Есть два основных подхода к проектированию территории. Первый – это регулярная планировка, при которой все геометрически правильно, симметрично. Меня это сразу отсылает к советским домам отдыха: прорубили аллею, поставили скамейки, фонари и все. Такой подход к пойме Царицы не очень применим. Здесь хотелось сделать какую-то бионическую штуку, реагирующую на существующую среду. Поскольку территория большая, то здесь принципиально важно создать распыленную пространственную структуру. И авторы нескольких ранних проектов двигались именно в этом направлении. Вот эти наработки мы и использовали.

 

Вообще, мы постоянно советуемся с профессиональным сообществом, потому что архитектура – это коллективное дело. Всему, что мы имеем на выходе, предшествует долгая совместная работа. И я надеюсь, авторам, с которыми мы консультировались, будет приятно осознавать, что они внесли большой вклад в современный проект, который, как мне кажется, наиболее приближен к реальности.

 

Как будет выглядеть пойма Царицы в центре Волгограда

 

Свет и сценарии в трендах

 

В одном из интервью вы говорили, что не нужно стремиться быть в тренде, что-то копировать, нужно создавать свою среду. Тем не менее очень хочется узнать, а какие сегодня тренды в парковом дизайне, городском благоустройстве?

 

– У каждого города, у Волгограда особенно, есть свой национальный ландшафт, история. И когда появляются единые стандарты, то самобытность теряется.

 

Конечно, типовые решения могут быть качественными. Москва отчасти задала тренд благоустройства, но города не должны быть однотипными.

 

Я недавно был в Угличе, город просто невероятной красоты. Он разрушается, но если туда придет типовое благоустройство, будет еще хуже.

 

У Волгограда есть лицо, которое очень важно сохранить, иначе города и не будет, а будет просто комфортная городская среда.

 

Вообще, наша страна достаточно экзотическая. Экзотика обусловлена нашей историей: неким надрывом, бесконечными войнами. То есть у нас есть реперные точки, которые очень важны, которые нельзя терять. И когда городская среда раскрашивается валиком, мы становимся предместьем какого-то европейского города, причем не центра, потому что в центре европейцы делают уникальные штуки, к которым мы еще не привыкли. Мы становимся предместьем.

 

Если говорить о трендах в целом, то типизация – это как раз один из негативных моментов. Если говорить о хороших тенденциях, то архитектура становится более абстрактной, то есть она уходит от конкретных форм. Что значит конкретная форма? Допустим, раньше тут стоял храм, а теперь тут строят гостиницу, а над крыльцом делают крышу в виде купола. Это китч. От этого отходят. Образы создают абстрактными средствами – стойки, перголы, свет, тени на фасаде. Все это и создает определенное ощущение. Кстати, акцент света особенно вырос. Так называемая архитектурная подсветка – это сейчас чуть ли не основной элемент формообразования.

 

Еще один тренд – мультисценарность. Многие поняли, что недостаточно сделать мощение, поставить лавочку и воткнуть фонарь. Не сработает. Замечательная история произошла недавно во Владивостоке. Там поставили скамейки из мрамора, а жители принесли к ним похоронные венки. Супер! Народ отреагировал, и отреагировал  правильно – похоронили здравый смысл. Нужны сценарии использования для каждой зоны. Что в будни, что в праздничные дни, а что,  если придут дедушка с бабушкой? То есть мы проектируем уже не формы, а совокупность сценариев и их влияние на людей. Городская среда действует на людей гораздо сильнее, чем они думают. Она определяет настрой, ментальность, даже продолжительность жизни. Наша задача – найти уникальный образ, который аккуратно напоминает об истории, не перегружая, в то же время имеет остроту и напряженность форм. Архитектура должна быть хорошей.

 

Юлия Казанджан © Фотоиллюстрации предоставлены Дмитрием Селивохиным

Источник

Понравилась статья? Обязательно поделись с друзьями :)


Пожалуйста, оцените статью